Арт-дайджест недели: «Бывают странные сближенья…», ретроспектива Ивана Плюща и первая NFT-выставка Эрмитажа

NFT CHRISTMAS TREE — первая децентрализованная елка из серии Net Art & Culture. Арт-проект основан продюсером и визионером Ольгой Дворецкой, известной своей активной деятельностью по развитию направления ART&TECH в России и бизнесменом Игорем Гляненко, коллекционирующим редкие NFT работы, а также группой российских NFT художников.

«Вместе с NFT развивается международная культура и искусство интернета. Мы решили создать атмосферную новогоднюю инсталляцию, центром которой станет елка, а украшать ее будут люди со всего мира!» — рассказывает Ольга Дворецкая, автор проекта.

1 декабря 2021 года на международной NFT площадке OpenSea и 5 декабря на Binance NFT открылся «Елочный базар», включающий в себя коллекцию из 555 NFT арт-объектов, из которых 402 — коллекционные шары, 118 — авторские шары, авторские игрушки — 30 штук.

Коллекция создана в стиле CULTURE CLASH — смешение разных художественных стилей, позволяющее каждому автору выразить свои лучшие идеи в собственной манере. В серии будут представлены топовые NFT персонажи 2021 года в новогоднем стиле и оригинальные авторские игрушки. Кроме того, ряд работ будет посвящен важным вопросам уходящего года: пандемии, экологической ситуации, а также равенству рас и гендеров. Целью проекта является сплочение международного NFT-комьюнити.

Все NFT были созданы креативной арт-группой Dvoretskaia и художниками, среди которых: Misha Libertee, S1NTDNS, Stan Air, Helen Anvor, Anomalit Kate, Довлатова Олеся, арт-группа Synticate, Амирова Екатерина, Darkzuu, Meta Rite, Мартиша Меремс, Rinato L’Bank, Олег Сороко, Руслан Вяльцев, Никита Панин и Макс Гошко-Даньков.

«Для меня, как для бизнесмена и начинающего коллекционера, важно понять, как развивается этот рынок, и разработать понятный механизм создания, развития и продвижения своих коллекций, чтобы увеличивать их известность и стоимость», — прокомментировал Игорь Гляненко.

Читайте также Пока планета борется с пандемией, европейские музеи закрыты, а мировые биеннале отменены из-за коронавирусных ограничений, сфера современного искусства ушла в онлайн. При этом виртуальный мир стал для нее не вынужденным убежищем, а площадкой для развития и внедрения инноваций. Так, сейчас все внимание ценителей искусства и коллекционеров приковано к NFT-токенам, или виртуальным цифровым единицам в блокчейн-сети. Так ли значима роль NFT на рынке искусства и способны ли они изменить его раз и навсегда?imageimage Фото: iStock

Для начала стоит разобраться, что представляет собой криптоискусство. NFT-токены – своеобразный цифровой сертификат, который подтверждает право на владение виртуальным активом, будь то изображение, ролик или аудио. Виртуальные объекты можно было купить и до появления NFT, но прежде нигде не фиксировались данные правообладателя – теперь же они открыто хранятся на блокчейн-платформах. Даже после продажи NFT-объект остается в интернете: любой может его скачать, распечатать и, к примеру, повесить на стену, но оригиналом владеет покупатель.

читайте также–> –> В Брюсселе на выставке представят более 70 работ Бэнкси

Сейчас токенами торгуют примерно все: сначала блокчейн-компания Injective Protocol сжигает в прямом эфире картину Бэнкси, чтобы преобразовать созданный перформанс в цифровой объект, затем Эдвард Сноуден продает свой токен за 5,5 миллиона долларов, а певец The Weeknd и вовсе анонсирует свою новую песню в NFT-формате. Благодаря токенам легко заработать целое состояние в считанные секунды: певица Граймс получила почти 6 миллионов долларов за 20 минут, а художник Beeple – 69 миллионов всего за одну картину.

С одной стороны, бум на рынке криптоискусства – закономерное событие как с точки зрения технического прогресса, так и с позиции коронавирусных ограничений. Помимо этого, NFT-рынок упрощает жизнь художникам: для продажи своих произведений им больше не надо работать через посредников, достаточно лишь иметь аккаунт на специальном ресурсе и заплатить небольшую комиссию сервиса, это особенно выгодно новичкам. Также подобная инициатива позволяет лучше отслеживать соблюдение авторских прав и пресекать распространение пиратского материала, а стриминговые сервисы могут быстрее лицензировать фильмы и сериалы.

Тем не менее, у NFT-рынка есть свои подводные камни. Во-первых, подобное искусство уязвимо перед сбоями серверов и нападениями мошенников. К примеру, многие художники подверглись атакам, в результате которых их работам, находящимся в публичном доступе, незаконно присваивались NFT-коды. В итоге аферисты украли большое количество арт-объектов и начали активно их перепродавать. Во-вторых, хотя сами блокчейн-платформы уделяют особое внимание авторским правам, этот процесс пока не отрегулирован во многих странах на законодательном уровне. Также покупателям достаётся лишь право на распоряжение токеном, но авторство всё равно остаётся за создателем. Одним словом, в юридическом поле произошли существенные изменения, но над окончательной унификацией всех норм и правил предстоит работать и работать.

Ясно одно: криптоискусство заняло свою нишу на арт-рынке, а каким окажется его соотношение к оффлайн-продажам – покажет время. Однако, в разговоре об NFT-токенах интереснее другое. Сам ажиотаж вокруг виртуальных объектов искусства отражает важную особенность – люди готовы платить не за содержание, а за сертификат подлинности, что характерно для всего арт-рынка. Показателен пример картины Питера Пауля Рубенса “Портрет дамы”, которая почти 140 лет считалась работой его ученика: после обнаружения истинного авторства цена картины взлетела примерно в 40 раз. Сейчас личность создателя и покупателя превалируют над произведением искусства, а само оно оказывается вторично и, подобно криптоискусству, может тиражироваться и воспроизводиться десятки миллионов раз – с согласия правообладателя.

Помимо этого, бум на NFT-рынке свидетельствует о назревшей проблеме регулирования авторских прав в интернете, где на фоне стремительно возросшего количества пользователей и контента необходимы единые и рабочие механизмы для борьбы с пиратским контентом. Популярность стриминговых сервисов для просмотра кино и прослушивания музыки – еще один этап на пути лицензирования интернет-материалов и поиска компромисса с интересами пользователей, привыкшими к использованию торрентов. При этом пока нет опасений, что мировая паутина превращается в особо контролируемое место с антиутопичными правилами и порядками – вероятно, интернет останется свободным, но с определенными оговорками.

Но это разговор о будущем, а пока уже в текущем году рыночная капитализация NFT может увеличиться в 3-4 раза по сравнению с 2020 годом. И это еще один аргумент, чтобы обратить внимание на новую арт-сферу. Ведь в 2021 году виртуальный мир порой становится куда реальнее офлайна – особенно в пору социальной дистанции и масочного режима.

Культура Арт Аукционы и коллекции Культура Арт Фотография Культура Арт Актуальное искусство Культура Арт Живопись

В этом году на Cosmoscow при поддержке Samsung впервые можно было увидеть и купить NFT-исскуство. Esquire задал цифровым художникам и кураторам самые волнующие вопросы о том, что происходит в технологичном мире искусства сейчас — и куда мы движемся дальше.

пресс-служба Samsung Инсталляция Samsung на международной ярмарке Cosmosсow

На вопросы отвечали:

  • Meta Rite, цифровой художник
  • Kirill Rave, цифровой художник
  • Synticate, арт-группа
  • Герберт Шопник, основатель Digital Art Expo, организатор стенда NFT на Cosmoscow 2021
  • Анастасия Перова, искусствовед, основательница 1artchannel

Что происходит с рынком NFT в России прямо сейчас? А в мире? Недавно NFT продавали на Sotheby’s.

С одной стороны, идет стабилизация того NFT-бума, когда коллекционеры скупали все, что движется. Все, кто залетел на хайпе, поняли, что то, что они купили, вряд ли продастся в ближайшее время. Покупки стали менее спонтанны и эмоциональны; если раньше неизвестный художник мог выложить свою работу за необоснованно большие деньги и был шанс, что ее купят, сейчас этот шанс все меньше. Это относится и к России, и к миру вообще. Коллекционеры долго следят за художником, смотрят на его потенциал, на то, как он развивается, и только потом покупают. С другой стороны, к NFT растет интерес со стороны традиционного арт-рынка и традиционных коллекционеров. Такой же интерес начинают проявлять арт-институции и музеи. Появляются NFT-платформы, которые курируют люди из мира традиционного искусства, они видят в блокчейне будущее и хотят внести свой вклад в формирование новых арт-систем.

Рынок NFT — это очень широкое понятие, в которое входит не только искусство, но уже и коллекционные карточки, игровые персонажи, билеты, cелебритис и др. Бурный взлет NFT в России и в мире произошел в марте-апреле этого года, затем пошел на спад и к осени сменился на вторую волну, но уже более осмысленную и понятную как художникам, так и коллекционерам.

NFT — это глобальный рынок и глобальный тренд, поэтому особых отличий России от других стран в этом смысле нет. В России тренд NFT в арт-сообществе поддержал Эрмитаж, выпустив первые NFT и анонсировав выставку в ноябре.

После легендарной продажи Beeple на том самом Sotheby’s мир и Россию, в частности, кажется, охватила NFT-лихорадка — все стараются напасть на криптоклондайк, знаменитости и инфлюенсеры выпускают лимитированные коллекции работ в NFT-формате. На Западе это работы от Snoop Dogg, Эдварда Сноудена, Джека Дорси (основатель твиттера). Появляются одна за другой NFT-платформы, тут руку прикладывают и русские, и зарубежные звезды, как, например, Моргенштерн, запускаются благотворительные фонды на блокчейне, хоккейные и баскетбольные команды выпускают коллекционные карточки и помогают детям.

Если говорить об арт-составляющей в NFT-пространстве, то внимание арт-сообщества привлекла продажа работы Beeple, после которой художники со всего мира решили ворваться в NFT-пространство со своими работами. Начался небольшой хаос, связанный с обилием произведений на различных маркетплейсах. Появилась необходимость в качественной экспертизе, поэтому с весны 2021 года мы (команда искусствоведов информационного портала 1artchannel) совместно с нашими партнерами и экспертами из мира блокчейна — NFT-консалтингом Digital Art Expo — занялись продвижением и исследованием нового сектора на российском арт-рынке.

Кто главные покупатели: криптомиллионеры или ценители искусства?

Сам вход в криптовалюты не так прост, надо завести кошелек, купить эфир, разобраться с площадками и кибербезопасностью. А главное — ответить самому себе на вопрос «как может столько стоить картинка в интернете?». И если у криптосообщества оба этих вопроса решены, то у традиционного коллекционера — нет. Поэтому ответ очевиден: в основном NFT коллекционируют люди из крипты, это их среда, их инструменты и их искусство.

Я приобрел свой первый NFT полтора года назад. Необязательно быть криптомиллионером, чтобы начать собирать такое искусство, но первыми покупателями действительно стали коллекционеры из блокчейн-сообщества, и громкие покупки с аукционов также приобретались криптоколлекционерами. Сегодня известные CryptoPunks продаются по несколько раз в неделю по цене от $50−100 тыс. Это стало уже цифровым антиквариатом и статусным уровнем для их владельцев. Но традиционные коллекционеры современного искусства не могут пройти мимо этого феномена. Значимая коллекция сегодня не будет полной без NFT-арта.

Так или иначе, оба лагеря поддерживают комьюнити, и трудно сказать, где начинаются инвестиции и заканчивается любовь к искусству. Прежде всего потому, что не очень понятно, во что конкретно стоит инвестировать, а в успехе художника не последнюю роль играет идейный резонанс со зрителем. На крупные суммы NFT-искусство покупают в основном криптоинвесторы, люди, которые хорошо разбираются в крипторынке и привыкли к работе с «нематериальными» активами, любители же искусства могут в виде исключения поддержать знакомых художников, но вкладываться предпочитают в материальное.

Учитывая, что крипто-коллекционеры, как и крипто-художники, кардинально отличаются от коллекционеров и художников в классическом понимании, мы наблюдаем рождение «новых звезд» в NFT-сообществе и формирование нового арт-рынка. Мы видим, как многие успешные художники продолжают пытаться соответствовать новым веяниям, но пока не могут нащупать жилу, привлекательную для крипто-коллекционеров.

Какие самые интересные примеры использования новых технологий в искусстве вы увидели в этом году? За какими художниками и проектами советуете следить?

Посоветую я старую добрую классику — Олафура Элиассона и его космические метамодернистские инсталляции. Художник работает со светом и пространством и считает, что «половину его произведений создает зритель». Его работы начинаются со слова yours, это игра слов, одновременно означающая и «твое», и «ваше». Человек, проживающий опыт погружения в работы Элиассона, переживает его коллективно и одновременно уникально, лично. Хотя cтарая добрая классика тоже использует новые технологии — в одном из своих последних проектов Элиассон задействует VR.

Мне очень понравилась авторская лазерная инсталляция Bloom питерской команды Tribe на фестивале медиа-арта «Нур» в Казани. Я люблю минималистичность и эмоциональность тотальных инсталляций, их бесполезно смотреть в интернете. Талантов в этом жанре много, но фаворит для меня один — Редзи Икеда.

Самые успешные цифровые художники на сегодня — Beeple, Pak, Xcopy, Fewocious, Mad Dog Jones и др. В России уже много продаваемых цифровых художников: конечно, арт-группа AES+F, Brickspacer, Артем Ткач, Дмитрий Мельников, Покрас Лампас, Миша Мост и др.

Многие считают, что NFT — это просто выложенная гифка или анимация. К сожалению или к счастью, это далеко не так. Я как искусствовед всегда призываю художников и коллекционеров обращать внимание не только на визуальную составляющую произведения, но и на глубину заложенной художником концепции. Помимо этого NFT — это невероятная возможность для художников вывести творчество на новый уровень, поэкспериментировать не только с техникой и задумкой, но и с технической реализацией мысли, начиная от возможности определения срока жизни произведения, его старения до самоуничтожения.

Как вы думаете, все ли, кто работает с NFT-искусством, точно понимают, что такое блокчейн?

Чтобы прийти в Сбербанк и снять деньги, не обязательно понимать, как Сбербанк устроен. Достаточно знать пароль от карточки, иметь ноги и выучить ряд нехитрых манипуляций с банкоматом. Загрузить свою картинку на OpenSea и назвать ее искусством может любой человек, у которого есть фотошоп, метамаск и немного эфира. В любом деле есть люди, которые глубоко разбираются в теме, а есть те, кто просто пользуется системой, особо не погружаясь в то, как она работает. Но в NFT практически всем приходится разобраться, что такое блокчейн, хотя бы на элементарном уровне. Ведь надо же что-то ответить на вопрос бабушки: «А что это вообще такое, этот ваш НТФ?»

Думаю, что нет, так как сама по себе это достаточно сложная технология. Но в том числе благодаря NFT и удобным маркетплейсам она стала доступной очень многим. Блокчейн — это не только кошельки и криптовалюты, это технология, которая успешно применяется в корпоративном и государственном секторах, включая Россию. У нее большое будущее. Я занимаюсь блокчейном как технологией более четырех лет. В России блокчейн входит в список сквозных технологий программы «Цифровая экономика РФ», и ее применение описано в официальной дорожной карте до 2024 года.

Потребуется ли в будущем виртуального искусства виртуальный куратор? Виртуальная архитектура? Будет ли оно собираться и выставляться как-то принципиально иначе, чем сейчас современное искусство в современном музее?

Будущее уже здесь. Этой весной у нас была виртуальная выставка в метавселенной Cryptovoxels с виртуальным куратором. Все началось спонтанно. Нашему другу Ивану Ващенко дал «попользовать» свои виртуальные земли знакомый. Ваня строил объекты, развешивал свои работы. И тут вклинилась я. Ваня предложил повесить и мои работы тоже. Остальные художники, узнав о такой движухе, тоже захотели вписаться, было решено организовать выставку. Все подробности про кураторов, архитектуру и современное искусство вы узнаете в этом ноябре на выставке «Незримый эфир», которую делает Эрмитаж. Ее откроют в виртуальном здании Биржи, то есть Эрмитажем запланирован полноценный VR-проект.

Если мы говорим про мир искусства — неважно, NFT это или нет, — то, безусловно, куратор требуется для отбора качественного современного арта. «Виртуальный куратор» звучит как «AI-куратор», то есть работающий на базе искусственного интеллекта — хорошая идея. Однако рынок NFT как криптоарта саморегулируется, где коллекционеры приобретают NFT сами по своим соображениям и никто не может это ограничить или запретить.

Цифровое искусство сейчас выставляется на экранах, при помощи проекторов и голограмм. Также набирают популярность и востребованность метавселенные, цифровые двойники музеев и галерей, виртуальная и дополненная реальность. Удобство цифрового арта в том, что его не нужно физически хранить и перемещать, достаточно любого устройства для отображения в любом удобном месте на любом подходящем носителе.

Конечно, новому миру под названием NFT просто необходимы квалифицированное кураторство. Чем больше произведений искусства появляется, тем больше кураторов требуется.

За последний год мир сильно изменился. Какое изменение вы считаете главным?

Для нашей сферы главное — это появление ценности у digital-арта и рост осознания себя художниками среди CG-артистов, занимавшихся прежде в основном выполнением клиентских задач. Пандемия — очевидный фактор, который на нас всех повлиял. В искусстве можем сказать, что изменилось — стало намного больше экспериментов, смелости, свободы, появилось намного больше молодых авторов, которые готовы работать, пробовать новое, искать свой стиль. Это значительно меняет язык идей и развивает искусство в целом. Можно сказать, на наших глазах случилась очередная революция, появился новый жанр, которой имеет громадный творческий потенциал.

В чем будущее искусства?

Искусство будет там, где будет человек. А мы все глубже уходим в цифру. При этом виртуальная реальность меняет наше восприятие настолько, что сама разница между реальным и виртуальным оказывается стерта. Мы можем выходить за рамки физических границ и создавать пространства, которые никогда не существовали. Искусство будет следовать за нами, осваивая все новые и новые инструменты. Сеть — ключевая технология, принесшая нам глобальные перемены, а перемены всегда дают искусству взрыв новых возможностей.

Во-первых, искусство будет выходить из рамочного восприятия, зритель перестанет созерцать предмет искусства снаружи и будет находиться внутри мира художника и являться его частью. Во‑вторых, искусство будет все больше двигаться в интерактив и генеративность, как это происходит в природе и окружающем мире. Приход современных технологий приближает этот переход и стирает границу между зрителем и произведением искусства.

Понравилась статья? Подпишись на новости и будь в курсе самых интересных и полезных новостей. Спасибо. Мы отправили на ваш email письмо с подтверждением.

Lifestyle Рассказывает арт-обозреватель Vogue.ru Екатерина Ланцман 10 ноября 2021 г.
Жан Огюст Доминик Энгр, «Мадонна перед чашей с причастием», 1841. Фото: ГМИИ им. А. С. Пушкина

«Бывают странные сближенья…»

ГМИИ имени А. С. Пушкина, до 6 февраля 2022 года

Один из самых ожидаемых выставочных проектов года открылся на этой неделе в Главном здании Пушкинского музея. Легендарный французский куратор, бывший директор Центра Помпиду Жан-Юбер Мартен отобрал 400 экспонатов — в основном из постоянной экспозиции и запасников Пушкинского и смешал их в своем авторском стиле. Без подписей, но по методу визуальной ассоциации, который не требует от зрителя бэкграунда в сфере искусства. Тринадцать разделов с названиями вроде «От возлюбленной к колдунье», «От складки к геометрии» и «От вакханалии до таверны» охватывают все эпохи и художественные стили, а из Петербурга, Парижа, Берлина и Аспена довезли недостающие элементы, чтобы арт-пазл полностью сложился. Подробнее о выставке, критике в свой адрес и собственной коллекции искусства Жан-Юбер Мартен рассказал в интервью Vogue.

Читайте также

Vogue поговорил с легендарным французским куратором о масштабном и долгожданном проекте 

Клод Моне, «Скалы в Этрета», 1885–1886. ГМИИ им. А. С. Пушкина

«Незримый эфир»: первая NFT-выставка Эрмитажа

Онлайн, до 10 декабря

Впервые в истории местом проведения выставки Эрмитажа станет виртуальный аналог здания Биржи, которую в 1816 году построили на стрелке Васильевского острова. В XIX веке она была для торгового мира тем, чем сегодня для нас являются криптобиржи. Никаких физических и материальных аналогов экспозиции не будет — и это принципиальная позиция. Разве что на здании Эрмитажа размещены QR-коды, по которым можно найти экспозицию, а вскоре после запуска проекта будет высажен специальный участок леса для компенсации углеродного следа выставки. Название выставки отсылает к строкам Федора Тютчева и к этимологии термина «эфир», который фигурирует и в древнегреческих мифах, и в злободневных переговорах о криптовалюте. Для проекта создали отдельный сайт с каталогом и виртуальной галереей, а церемония онлайн-открытия пройдет сегодня в 20:00 на YouTube-канале Эрмитажа. Куратор, заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа Дмитрий Озерков собрал под виртуальной крышей 38 экспонатов, которые отражают разные явления NFT-мира — от «Пепельного квадрата» Чжан Хуаня, чья выставка с успехом прошла в Эрмитаже в 2020 году, и арт-токена CHAOS #21 Урса Фишера, чья «Глина» стоит на Болотной набережной, до знаменитых NFT-born-кристаллов Данила Криворучко и Майкла Джу. «Незримый эфир» станет первым камнем в фундаменте цифрового двойника музея — «Небесного Эрмитажа».

Marco Brambilla, Partial Equilibrium (fragment)
Jonathan Monaghan, The First and the Last  (fragment)

«Театр Плюща»

ММОМА на Петровке, до 30 января 2022 года

Ретроспектива 40-летнего петербургского художника Ивана Плюща в ММОМА подводит итог его творческой деятельности в разных медиа и жанрах. Поэтому в девяти залах выставки чего только нет — масштабные живописные полотна, графика, сложносоставные инсталляции, живые деревья, искореженные детские лошадки и целый зал с цепными качелями — «Механизм бессмертия». Куратором «Театра Плюща» стал другой петербуржец — Дмитрий Озерков. Пятьдесят объектов разных лет съехались на Петровку из частных и музейных собраний — работы Плюща есть в Эрмитаже, Русском музее, ГМИИ и у коллекционеров из Франции, США и Латвии.

Иван Плющ, 6 red balls, 2016 pop_off_art gallery

Курс истории ювелирного искусства с куратором Christie's

Lobby, с 9 ноября по 14 декабря

Сегодня на аукционе Christie’s в Женеве в числе прочих роскошных лотов уйдет с молотка браслет Cartier с рубинами и бриллиантами, который Эдуард VIII преподнес своей возлюбленной Уоллис Симпсон на их первую годовщину. Если вы хотите разбираться в украшениях и хорошо ориентироваться в торгах такого калибра, вам в Lobby. Шесть лекций искусствоведа, представителя аукционного дома Christie’s и преподавателя РАНХиГС Дарьи Парфененко посвящены эпохам и стилям ювелирного дела и научат видеть за блеском камней настоящее искусство. Belle époque и Boucheron, ар-деко и Cartier, пятидесятые годы и Van Cleef, модерн и Bvlgari: путешествие по двадцатому веку познакомит с ключевыми ювелирными Домами. Не обойдется и без лекции приглашенного геммолога Ильи Поднебесного, который расскажет о точках пересечения красоты и инвестиционной ценности камней. Завершающая лекция расскажет о ювелирах нового поколения — JAR, Wallace Chan, Viren Bhagat.

 Erroll Rainey из книги Emerald by Thames & Hudson

Фестиваль классической музыки Vivacello 

До 20 ноября, Дом музыки, Концертный зал имени П. И. Чайковского и другие площадки города

С 9 по 20 ноября в Москве проходит восьмой выпуск международного фестиваля виолончельной музыки Vivacello. Проект создан по инициативе меценатов и коллекционеров Тамаза и Иветы Манашеровых, а его арт-директор — известный российский виолончелист Борис Андрианов. Открылся фестиваль вчера мировой премьерой от французского музыканта и дирижера Самюэля Струка, а на закрытие фестиваля 20 ноября приглашен из Лондона потомственный композитор Габриэль Прокофьев — с виолончельным концертом. Отдельным событием станет джазовый концерт к 30-летию со дня смерти Майлза Дэвиса в клубе «Эссе» 13 ноября. Подробнее ознакомиться с программой и приобрести билеты можно на сайте фестиваля.

Vivacello Фото предоставлено пресс-службой Vivacello

WikiArt

Если вам понравился метод Жан-Юбера Мартена — максимум визуальности и минимум информации, вам нужно скачать арт-приложение WikiArt. Это виртуальная энциклопедия, в которой собраны четверть миллиона картин разных эпох и стилей, от каменного века до работ из современных галерей. Есть удобная система поиска, которая выдает картины по заданному слову, автору или стилю. Если не искать ничего конкретного, можно просто листать бесконечную ленту из случайных картин и арт-объектов — для вдохновения и тренировки «глаза».

WikiArt

imageИскусство, существующее только в цифровом виде на серверах, может принести большие деньги. Что такое NFT и зачем люди платят миллионы долларов за воздух — объясняем на котиках и покемонах

Аудиоверсия материала:

Теперь материалы РБК Трендов можно не только читать, но и слушать. Ищите и подписывайтесь на подкаст «Звучит как тренд» в Apple Podcasts, «Яндекс.Музыке», Castbox или на другой платформе, где вы слушаете подкасты.

Все говорят о сделках с NFT на сотни тысяч и миллионы долларов. Что там продают?

С помощью NFT можно продать почти любой виртуальный объект — изображения, музыку, тексты, 3D-модели. Но чаще всего речь идет об объектах цифрового (или оцифрованного) искусства.

К примеру, 11 марта 2021 года JPG-файл со склеенными вместе пятью тысячами картин художника Beeple пустили с молотка за $69,3 млн в эфирах, то есть в криптовалюте Ethereum. Коллаж называется Everydays: The First 5000 Days. В него вошли все картины Beeple за последние 13 лет.

Аукционный дом Christie’s продал работу художника именно в виде NFT. За 255-летнюю историю площадки это первый такой случай и одновременно — самая крупная сделка в истории на рынке NFT.

Участие Christie’s и итоговая сумма сделки подогрели хайп вокруг нового инструмента. На следующий день после аукциона Christie’s российский художник Покрас Лампас сделал свой NFT. Оригинал работы был написан на холсте, затем оцифрован и спроецирован на бетонные сооружения Чиркейской ГЭС — крупнейшей гидроэлектростанции Северного Кавказа. После этого художник перевел фото проекции в токен и выставил на продажу.

NFT Покраса Лампаса купили за $29 тыс. По итогам аукциона художник заявил, что новый формат позволяет поддерживать авторские проекты и развивать криптоарт-комьюнити.

Но, кажется, не все художники воспринимают NFT всерьез. В начале марта блокчейн-компания Injective Protocol купила за $95 тыс. трафарет Бэнкси под названием Morons (White) и во время прямой трансляции сожгла эту работу. Затем ее превратили в NFT и выставили на продажу.

Работа высмеивает коллекционеров, тратящих большие деньги на предметы искусства. На трафарете изображен аукцион: его участники борются за картину с надписью I canʼt believe you morons actually buy this shit («Не верится, что вы, кретины, реально скупаете это дерьмо»).

Илон Маск тоже не мог остаться в стороне от шумихи. Он спродюсировал трек про NFT и объявил в своем Twitter, что собирается его продать как токен.

Как цифровые объекты превращаются в NFT?

Это происходит на специальных платформах, работающих с NFT. Есть несколько популярных площадок — например, Rarible, Mintable, OpenSea. Последняя — самая крупная. Все они являются одновременно NFT-маркетплейсами и NFT-мастерскими.

Для создания токена понадобится кошелек в системе Ethereum (криптовалюта и блокчейн-платформа, созданные выходцем из России Виталиком Бутериным. — РБК Тренды), а также файл с цифровым контентом. Обычно алгоритм действий похож на работу с виртуальным фотоальбомом. Просто создаете коллекцию и добавляете в нее медиафайл (или файлы) в любом из доступных форматов — от PNG до MP4. Каждому файлу нужно придумать название и, желательно, описание.

Теперь остается только нажать кнопку Create. Площадка сама создает токен и отправляет его на верификацию. Некоторые платформы делают это с отсрочкой: токен создается уже после того, как на медиаконтент нашелся покупатель.

Схема монетизации у платформ разная: одни берут комиссию с покупателей NFT, другие — с автора (продавца). Размер комиссии тоже отличается — от десятых долей процента до 10% и более процентов от суммы сделки.

Так что такое NFT?

NFT — это non-fungible token, невзаимозаменяемый, или уникальный токен. Работают NFT на блокчейне, впервые они появились еще в 2017 году в системе Ethereum.

Сам по себе блокчейн фактически является реестром записей. Например, биткоин или эфир — записи в блокчейне. NFT — тоже. Такие токены, как и любую криптовалюту, можно хранить в своем криптокошельке и совершать с ними транзакции, покупать и продавать.

Но есть важное отличие. Биткоины, эфиры, прочие цифровые валюты и даже реальные деньги легко заменяют друг друга и делятся на части. Скажем, 0,1 биткоина или 0,1 эфира, как и 0,1 руб. — неуникальны. Их можно поменять на любые другие 0,1 биткоина, 0,1 эфира или 0,1 руб.

NFT нельзя разделить на части или заменить на аналогичный токен. С этой точки зрения NFT обладает всеми свойствами уникального предмета в физическом мире.

image Индустрия 4.0 Технология блокчейн: что надо знать в 11 карточках

Понятнее не стало. У NFT есть четкое определение?

Единого и четкого определения для уникальных невзаимозаменяемых токенов нет и, вероятно, не появится. Попробуем привести более приземленный пример.

Когда вы покупаете квартиру в России, запись об этом появляется в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН). Эта запись регистрирует и доказывает ваши права на объект. Там указаны ваши личные данные и параметры квартиры. Так реальный объект недвижимости связывается с записью, подтверждающей права на него.

NFT — тоже реестровая запись, но в блокчейне. Она содержит в себе сам цифровой объект, например, картину Everydays: The First 5000 Days, информацию о создателе произведения (так NFT помогают защищать авторские права) и данные о владельце, а именно — номер его кошелька в системе Ethereum.

Кроме того, в NFT вшит определенный набор прав владельца. Обычно это разрешение на свободную демонстрацию изображений или проигрывание музыки и видео. Но иногда продавцы включают в токен весь набор авторских прав.

Например, музыкант Clarian выставил на аукцион свой 12-трековый альбом Whale Shark с начальной ставкой почти в $190 тыс. Покупатель станет полноправным владельцем альбома. «Владелец сможет делать с музыкой все, что пожелает: транслировать ее в интернете, лицензировать саундтреки, менять ее и делать ремиксы, уничтожить ее или оставить ее себе для долгих поездок на пляж», — говорится в описании лота.

Таким образом, NFT — цифровое имущество (картины в формате JPG, аудиодорожки, видео, фотографии и много другое) плюс набор определенных прав на него. И с технической точки зрения неважно, идет ли речь о настоящем искусстве или о случайно созданном файле.

Откуда такой хайп вокруг NFT и такие суммы сделок? Люди сошли с ума?

Ажиотаж вокруг NFT только на первый взгляд кажется безумным. Давайте сделаем несколько шагов назад.

Первое. В это трудно поверить, но устойчивый спрос на цифровое имущество действительно существует. Во многом благодаря геймерам. Наверняка вам известна Dota 2 — многопользовательская игра, ставшая киберспортивной дисциплиной. В ней можно покупать цифровое имущество за реальные деньги. К примеру, один из игроков приобрел себе редкого розового пса за $38 тыс. В игре собака просто приносит персонажу предметы.

Dota 2 — продукт компании Valve. Она же создала популярный бесплатный шутер Team Fortress 2. Вокруг этой игры сформировался целый рынок цифровых шапок, объем которого в 2011 году оценивался в $50 млн. Да, да, именно шапок и именно цифровых: в Team Fortress 2 друг против друга играют две команды с одинаковым набором персонажей и выделиться среди них можно благодаря обмундированию, в том числе — шапкам.

В другой игре, Diablo 3, пользователь под ником WishboneTheDog заработал на продаже цифровых вещей — оружия, брони, украшений — около $10 тыс.

Ни о каких уникальных токенах или авторских правах речь здесь не идет: пользователи платят реальные деньги за кусок кода и картинку на экране. Причем принадлежит все это разработчикам — Valve в случае с Dota 2 и Team Fortress 2 или Blizzard в случае с Diablo 3.

Второе. Не стоит сбрасывать со счетов заядлых коллекционеров. Они готовы платить огромные суммы за предметы, которые многим могут показаться мусором. Так, летом 2020 года коллекционную карточку с покемоном Пикачу продали за $250 тыс. В октябре бейсбольную карточку T206 Honus Wagner приобрели за $3,25 млн. За исключением носителя, они не так уж и сильно отличаются от NFT.

image Карточка T206 Honus Wagner с игроком «Питтсбург Пайрэтс» Хонусом Вагнером 1909 года

Изображение T206 Honus Wagner легко найти в интернете. Посмотреть на него может каждый. Но оригиналом бейсбольной карты владеет тот, кто за нее заплатил. Так и с NFT, которым стала, к примеру, фотография проекции работы Покраса Лампаса на ГЭС. Фотография доступна всем, у кого есть доступ в Сеть. На нее можно посмотреть в Instagram художника. Но NFT с этим фото — уникальный цифровой объект, и он хранится в криптокошельке единственного владельца.

Если принять во внимание все эти факты, то NFT-бум уже не кажется чем-то странным. Почва для него давно была подготовлена геймерами и коллекционерами.

Кстати, 27 февраля, в Международный день покемонов, американский ютубер и боксер Логан Пол устроил шоу с распаковкой суперредкого первого печатного издания карт с покемонами. Отрывки видеоролика превратили в NFT по принципу «одна карта — один отрывок». Токеном стал и сам Логан Пол, вернее, карточка с его стилизованным изображением. Всего на продажу выставили 3 тыс. NFT. Общая сумма выручки превысила $5 млн.

А причем тут котики?

Именно с котиков все и началось. Если, конечно, не считать первые NFT-проекты вроде CryptoPunks (10 тыс. карточек с различными персонажами, объем продаж более $180 млн).

«Криптокотики» (CryptoKitties) — популярная игра на блокчейне Ethereum, запущенная в конце 2017 года. Здесь пользователи создают, покупают, продают и разводят виртуальных котят.

image Интерфейс CryptoKitties

Отдельный криптокотик — олицетворение механики NFT. Его нельзя разделить, он обладает уникальным номером, геномом из 256-битной ДНК и 12 атрибутами (в игре они называются cattributes, «котрибутами»), которые можно передать потомкам — цвет глаз, форму рта и прочее. В NFT вшита информация о создателе криптокотика, а также о его виртуальных отпрысках. В 2018 году самый дорогой криптокотик был продан за $140 тыс.

В том же году создатели игры из Dapper Labs привлекли $15 млн инвестиций.

Получается, NFT — это дорогая игрушка для геймеров и коллекционеров?

NFT, как и блокчейн с криптовалютами, — это всего лишь инструмент. Использовать его можно по-разному. Теоретически, в NFT можно упаковать что угодно, любой цифровой объект.

Сейчас NFT как инструмент активнее всего используют для распространения цифровых коллекционных предметов. Криптокотики, карточки с покемонами, работы Покраса Лампаса, Бэнкси и Beeple прекрасно оцифровываются и, с одной стороны, удовлетворяют тягу людей к коллекционированию, с другой — поддерживают создателей искусства.

В этом же ряду стоят видеокарточки от NBA с хайлайтами баскетбольных матчей: избранные моменты с топовым игроком Джеймсом Леброном продаются в диапазоне от $210 до $179 тыс.

Сюда же можно отнести продажу гифки с мемным котом-печенькой Nyan Cat. Ее создатель Крис Торрес получил благодаря механизму NFT более $560 тыс. в эфирах по текущему курсу. А глава Twitter Джек Дорси продал свой самый первый твит в формате NFT за $2,5 млн.

image

Но использование уникальных токенов не ограничивается одним только коллекционированием.

Так, в 2019 году Nike запатентовала систему проверки подлинности кроссовок CryptoKicks. При покупке пары обуви генерируется NFT. Как и в случае с криптокотиками, такой токен содержит всю «родословную» кроссовок: данные о производителе, внешний вид и особые параметры, информацию о перепродажах.

Дальше виртуальная обувь начинает жить своей жизнью. Владельцы уникальных токенов с цифровыми кроссовками смогут скрещивать пары (да, опять как в CryptoKitties), и получать потомство, но уже в виде реальной обуви. Впрочем, новостей о CryptoKicks с 2019 года не было: похоже, пока эти планы остаются на бумаге.

Еще один пример связки реального и виртуального мира через NFT — проект Crypto Stamp австрийской почтовой службы. Это почтовые марки, привязанные к токенам. Их используют для отметки реальных почтовых отправлений. При этом каждая марка сохраняется на блокчейне и может быть частью цифровой филателистической коллекции.

image Проект Crypto Stamp

А я могу дорого продать свои файлы с помощью NFT?

Скорее всего, здесь вы немного опоздали. В продажу и создание NFT уже включились коллекционеры и известные художники. Поэтому придумать что-то хайповое и привлечь внимание к своим цифровым произведениям обычным пользователям довольно сложно.

Потенциально NFT можно использовать как объект инвестиций. По данным NonFungible, в 2020 году объем рынка NFT составил $250 млн. По сравнению с 2019-м показатель вырос почти на 300%.

Судя по последним новостям и участию таких игроков как Christie’s, в 2021 году рынок NFT может еще раз рвануть вверх. Но как долго продлится этот рост и что будет с ценами на уже реализованные цифровые объекты, предсказать невозможно.

Обновлено 24.08.2021

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Егор Новиков
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий